2366 Эро рейтинг самое лучшее тело +10
2639 Кто смелый? +10
1705 Танцовщица Настя взбудоражила румынски ...
2577 Для смелых +10
1715 Хотите построить дом? Не знаете как? А ...
3280 Девка +10
2663 Герои ВОВ в цвете +70
1993 Жила-была страна... +50
1463 Жесть
3501 ПОСт-6000 +49
2483 Солнышко +28
1870 Всего понемногу. +20
1667 5 фото +5
2203 Всего понемногу. +20
2329 Веселая осада крепости +25
1465 Гифкикакийта +10
1175 Сейчас таких нет… Все хотят ЖИТЬ! +6
2885 Fisting Dildo +25
1875 Всю ночь бы не слазил +9
1749 Кукла +9
 
загрузка
 


Загрузка...

Главнокомандующие Вермахта +10

Средний | Оригинал 19:57 - 9 мая 2012
Просмотров: 4763
Герман Геринг (Hermann Goring)
Геринг был единственным немецким Рейхсмаршалом Третьего Рейха. Родился 12 января 1893 года. В Первую мировую войну служил в знаменитой эскадрильи Рихт Гофана. После гибели Гофана, Геринг становится командиром этой прославленной на весь мир эскадрилии. Герман Геринг был летчиком-асом, ведь на его счету было 22 сбитых самолета англичан. Геринг был самым ближайшим соратником Гитлера. Также он был организатором тайной полиции Гестапа. Геринг был одним из создателей военно-воздушных сил Германии - Люфтваффе.

Герман нередко переоценивал свои способности и имел завышенную самооценку. Одна из крупнейших своих ошибок была совершена Герингом , пообщав Гитлеру разгромить посредством Люфтваффе окруженную групировку англо-французских войск в Дюнкерке. Слеюущюим проигрышем Геринга станет проигранная битва за Англию, после которой немцы поймут, что инициатива в воздухе потеряна а немецкий воинственный дух ослабнет.

Гейнц Вильгельм Гудериан (Guderian) (1888-1954)
Немцы не придумали танк. Но они первыми организовали эффективные танковые войска, придумали теорию их применения и применили их. Самым известным теоретиком и практиком применения танков был Гейнц Вильгельм Гудериан, которого называли «быстрый Гейнц» и «Гейнц-ураган».
Гейнц Гудериан родился 17 июня 1888 года в городке Кульм рядом с рекой Вислой, к югу от Гданьска (Польша). На то время это был приграничный с Германией район Западной Пруссии. Сейчас это городок с названием Шельмно на территории Польши. С 1901 по 1907 молодой Гудериан обучался в нескольких военных школах, а затем и в Берлинской Военной Академии. В то время он был приписан в чине прапорщика к десятому егерскому батальону, которым командовал его отец. После успешного окончания военной школы в Метце (который в то время принадлежал немцам) в 1908 году, Гудериану было присвоено звание второго лейтенанта, и он вернулся в свой десятый егерский. В 1911 году у Гудериана завязался роман с Маргарет Герне, но его отец посчитал, что Гейнц ещё слишком молод для женитьбы и отослал сына со специальными инструкциями в третий телеграфный батальон. После окончания курса в 1913 году, Гудериан женился на Маргарет. Они имели двух сыновей, оба из которых воевали во Второй Мировой Войне в составе германских танковых подразделений. Младший, Гейнц Гюнтер, позже дослужился до звания генерал-майора в Бундесвере.

До Первой Мировой Войны Гудериан был откомандирован в Берлинскую Военную Академию для обучения на штабного офицера, так как он показал выдающиеся способности. В ноябре 1914 года он становится первым лейтенантом, а уже через год - капитаном. В ходе Первой Мировой Войны Гудериан занимал различные должности и участвовал во многих сражениях: неудача при Марне, резня под Верденом, хотя он сам и не командовал боевыми подразделениями. Тем не менее, он был награждён Железными Крестами второго и первого класса. В начале 1918 года Гудериан прошёл специальный тест "Седан", в ходе которого он показал свою способность решать тактические проблемы в необычных ситуациях, что произвело большое впечатление на его инструкторов. Он успешно сдал экзамены на звание офицера Ставки Верховного Командования (он стал самым молодым штабным офицером). После войны он был принят в Рейхсвер, который тогда, из-за ограничений, наложенных Версальским договором, насчитывал всего 100 000 человек, и попасть туда могли только самые лучшие. Гудериан начал писать устав для моторизованных подразделений, и был командиром различных моторизованных частей. Это были всего лишь снабженческие части, оснащённые грузовиками и мотоциклами. В 1927 году он был произведён в чин майора.

Гудериана на боевых позициях

Гудериан всё время старался найти как можно больше материалов о применении моторизованных частей в военных действиях. Он беседовал со знающими французскими и английскими офицерами, перевёл труды капитана Лиддел-Гарта (ставшего в последствии великолепным историком) и генерал-майора Фуллера. Когда Гудериан установил на некоторые из своих грузовиков деревянные башни, вооружённые орудиями, и успешно маневрировал на таких псевдотанках на учениях, его вышестоящее начальство вначале запретило это делать. В 1929 году Гудериан отправился в Швецию для посещения Шведских танковых батальонов, оснащённых танками STRV m/21 и m/21-29 (шведские версии германского танка LK II). Он также посетил секретный танковый испытательный полигон в Казани, в СССР (в то время, по условиям Версальского договора, Германии было запрещено разрабатывать собственные танки), где познакомился с некоторыми советскими офицерами, которые позже стали его смертельными врагами. В то время Гудериан был командир-инспектором всех моторизованных подразделений Рейхсвера, а также преподавал тактику моторизованных подразделений в Берлине. В феврале 1931 года Гудериану было присвоено звание лейтенант-полковника (подполковника), а два года спустя - полковника. Он закончил составление устава для моторизованных боевых подразделений и оказывал помощь в решении технических проблем на первых построенных танках.

Когда к власти пришёл Адольф Гитлер, он посетил военные манёвры и видел на "поле боя" несколько малых Panzer I Гудериана. Гитлер был восхищён. Официально игнорируя Версальский договор и установив воинскую обязанность, Гитлер приказал приступить к формированию трёх танковых дивизий. Гудериан, который тогда имел прекрасные отношения с Гитлером, был назначен командующим 2-й танковой дивизии и, короткое время спустя, получил звание генерал-майора. Не позже, чем через полтора года Гудериан становиться уже генерал-лейтенантом и получает под своё начало 16-й армейский корпус. Он возглавил аншлюс с Австрией и вторжение в Чехословакию. Десять месяцев спустя Гудериан стал полным генералом танковых войск и получил важнейшую в своей жизни должность, которая изменила ход истории. Он стал командующим мобильными войсками. Это означало, что он становился ответственным за набор, подготовку, тактику и технику во всех моторизованных и бронетанковых частях Вермахта. Теперь он мог полностью реализовать свой потенциал, уникальные и обширные знания, чтобы сделать германские танковые дивизии важнейшим инструментом в предстоящей войне.

Генрих Гимлер - Рейхсфюрер СС (1929—1945)
Генрих Гиммлер Хайнрих Химмлер, нем. Heinrich Luitpold Himmler, 7 октября 1900, Мюнхен, Бавария, Германская империя — 23 мая 1945, Люнебург, Нижняя Саксония, Третий рейх) один из главных политических и военных деятелей Третьего рейха. Рейхсфюрер СС (1929—1945), рейхсминистр внутренних дел Германии (1943—1945), рейхсляйтер (1934), начальник РСХА (1942—1943). № в СС — 168.
Своё имя получил в честь покровителя семьи виттельсбахского принца Генриха, школьным учителем которого был Гиммлер-старший. Принц согласился стать крёстным отцом и опекуном своего тёзки.

Имея такого знатного покровителя, Гиммлер с детства мечтал о том, что станет полководцем победоносной армии. Первоначально он хотел поступить на службу в военно-морской флот, но его не взяли из-за близорукости. Тогда он решил служить в сухопутных войсках. Чтобы Гиммлер смог пойти на службу, его отец обратился за помощью к своим высокопоставленным покровителям. Вскоре был получен положительный ответ Управления двора:
Банкирский дом «И. Н. Оберндёрфер», Сальваторштрассе, 18, уполномочен перечислить вам 1000 рейхсмарок из 5 % военного займа. Примите эту сумму в качестве дара вашему сыну Генриху от его крестного отца — скоропостижно ушедшего от нас его королевского высочества принца Генриха.
Вступив в СС, Гиммлер начал проповедовать теорию «крови и земли» среди подчинённых, чем привлёк внимание партийного руководства. В 1927 году Гиммлер стал заместителем рейхсфюрера СС.

3 июля 1928 года женился на прусской аристократке Маргарет фон Боден. Против этого брака возражали родители Гиммлера: Маргарет была на 8 лет старше его и исповедовала протестантизм, в то время как Гиммлеры были католиками. Этот брак оказался неудачным из-за несовместимости характеров.

Во главе СС

6 января 1929 года по распоряжению Гитлера Гиммлер был назначен рейхсфюрером СС. Возглавив СС, Гиммлер стал проводить в жизнь идеи, изложенные в своём письме к руководству НСДАП ландсфюрером Южного Ганновера Хаазе, который предлагал: «Национал-социалистический орден будущего должен ввести в кашеобразную национал-социалистическую партию организацию, способную стать инструментом в руках верховного вождя, для успешного проведения народнической политики». Это письмо впоследствии было найдено в личном архиве Гиммлера.

Гиммлер начал работу в должности рейхсфюрера СС с ужесточения кадровой политики. Новые требования, разработанные Рихардом Дарре, приходилось вводить постепенно, дабы не лишиться половины личного состава. При этом на участников Первой мировой войны введённые ограничения не распространялись. Гиммлер часами изучал с помощью лупы фотографии кандидатов в СС, пока не убеждался в их «расовой чистоте». Среди новобранцев большинство составляли бойцы фрайкоров. Благодаря принятым мерам, в течение двух лет численность СС выросла почти в 10 раз. Кроме того, престиж СС возрастал благодаря скандалам, связанным с весьма сомнительным моральным обликом руководителя СА Рёма. Попытка Гиммлера развернуть вербовочную работу среди штурмовиков вызвала конфликт с руководством СА. Гитлер добился примирения двух враждующих сторон, а в конце 1930 года вывел СС из подчинения СА, а в дальнейшем обязал руководство местных органов штурмовых отрядов направлять пополнение в ряды СС. Чтобы подчеркнуть независимость от СА, Гиммлер ввёл новую черную форму, вместо прежней коричневой.

С 1931 года Гиммлер занимался созданием собственной секретной службы — СД, во главе которой он поставил Гейдриха.

Путь к вершинам власти

«Национальная революция» 30 января 1933 года не принесла Гиммлеру какой-либо весомой государственной должности. Путч 9 марта, когда было свергнуто правокатолическое правительство в главе с Генрихом Хельдом возглавил генерал фон Эпп, который и стал новым имперским наместником Баварии, а Гиммлер был назначен полицай-президентом Мюнхена. Попытка наладить контакт со своим главным соперником в СС Далюге закончилась провалом: он отказался принять Гейдриха, которому вскоре пришлось покинуть Берлин из-за угрозы ареста прусским гестапо.

Тогда Гиммлер воспользовался тем фактом, что Гитлер боялся покушений, а особенный страх у него вызвали снайперы. Первой жертвой стал граф Антон фон Арко ауф Валлей, которого Гиммлер когда-то пытался освободить из тюрьмы, а теперь арестовал по обвинению в «подготовке покушения на Гитлера». Затем в газетах каждую неделю стали публиковаться сообщения о предотвращённых «терактах». До Гитлера стали доходить сведения о «плодотворной» работе Гиммлера по обеспечению его безопасности. И тогда Гитлер, не доверявший охране из солдат рейхсвера, поручил Гиммлеру сформировать из эсэсовцев команду для обеспечения безопасности[3]. Вскоре 120 бойцов во главе с Йозефом Дитрихом были направлены в распоряжение Гитлера. Подобного рода подразделения (зондеркоманды и подразделения готовности) стали создаваться во все землях Германии. 1 апреля Гиммлер был назначен на пост начальника политической полиции и управления Министерства внутренних дел Баварии. По приказу Гитлера он создал первый концлагерь Дахау.

Уже летом 1933 года методы работы Гиммлера вызвали пристальный интерес со стороны органов прокуратуры: было начато расследование подозрительных смертей узников Дахау. Судебно-медицинские экспертизы, проведённые осенью, показали, что по крайней мере в двух случаях смерть была насильственной. Прокуратура Мюнхена потребовала от министерства внутренних дел начать проверку в концлагере и выдвинула обвинения против его руководства. Гиммлеру удалось замять это дело. Всё ограничилось уголовным преследованием коменданта оберфюрера СС Хильмара Ваккерле, расследование по указанию Франка было приостановлено до особого распоряжения, а Гиммлер запретил пускать прокурорских работников в концлагери. Вторая попытка была предпринята 12 июля 1934 года, но она была ещё менее успешной, так как к тому времени СС представляла собой серьёзную силу и постаралась замести все следы. Расследование было прекращено 27 сентября 1934 г. В дальнейшем Гиммлер обезопасил себя, присвоив ведущему прокурору Вальтеру Штеппу звание гауптштурмфюрера СС и пригласив его на работу в баварское гестапо.

Затем Гиммлер стал распространять своё влияние за пределы Баварии. С помощью Вильгельма Фрика он брал под свой контроль политические полиции земель: в ноябре 1933 г. — Гамбурга, Любека и Мекленбург-Шверина; в январе 1934 года — Брауншвейга, Ольденбурга и Саксонии. Оставались неподконтрольными только Пруссия и Шаумбург-Липпе. Здесь интересы Гиммлера столкнулись с интересами премьер-министра Пруссии Германа Геринга, также стремившегося подчинить себе всю полицию рейха.


Ночь длинных ножей

Гейдриху пришлось приложить много усилий, чтобы Гиммлер одобрил его намерения устранить руководство СА. Гиммлер был единственным высокопоставленным нацистом, с которым Рём не находился во враждебных отношениях. Они часто бывали вместе, произносили высокопарные речи и даже обедали. Более того, СС и СА проводили совместные акции (например, убийство 3 апреля 1933 на территории Австрии отколовшегося от Рёма журналиста Георга Белла). Рём и Гиммлер были крёстными отцами первого сына Гейдриха. На последнем дне рождения Рёма 28 ноября 1933 года Гиммлер заявил, что с большой гордостью будет и впредь считать себя в числе самых преданных его соратников. Даже после скандального выступления Рёма против Гитлера 1 марта 1934 года Гиммлер пытался удержать его от необдуманных действий. Но к весне 1934 г. для Гиммлера первоочередной задачей стал союз с Герингом, без которого переход прусского гестапо под контроль СС был невозможен. Геринг, в свою очередь, увидел в Гиммлере союзника в конфликте между рейхсвером и СА. 20 апреля 1934 года Геринг назначил Гиммлера шефом прусского гестапо.

Совместно с Гейдрихом и генерал-майором фон Райхенау Гиммлер разработал план операции и приступил к его осуществлению. 22 июня он сообщил командующему территориальным округом СС «Центр» барону фон Эберштейну о подготовке штурмовиками государственного переворота, приказал связаться с командующим военным округом и привести в боевую готовность все подразделения СС, а 27 июня вызвал руководителей территориальных округов СД и приказал внимательно следить за начальствующим составом СА и докладывать обо всём подозрительном в главное управление СД.

28 июня Гиммлер позвонил Гитлеру, находящемуся в то время в Эссене на свадьбе гауляйтера Тербовена, и сообщил тревожные сведения о штурмовиках, а также передал через Пауля Кёрнера письменное донесение. 29 июня направил ещё два ложных донесения Гитлеру: первое — о планах Рёма начать вооружённое выступление в Берлине 30 июня в 16.00; второе — о бесчинствах штурмовиков в Мюнхене. Затем, находясь в Берлине, Гиммлер осуществлял непосредственное руководство расправой над неугодными новому режиму лицами.

На страже рейха

После «Ночи длинных ножей» влияние СС, СД и гестапо значительно выросло. Гиммлер начал создание с согласия Гитлера на основе лейбштандарта и подразделений политической готовности крупных вооружённых частей. 14 декабря 1934 он издал распоряжение о реорганизации подразделений политической готовности в батальоны. Поэтому ряд юристов стали продвигать идею ограничить на законодательном уровне произвол политической полиции. Так, министр юстиции Франц Гюртнер и рейхскомиссар Ганс Франк разработали проект нового уголовного кодекса, который, однако, был отвергнут Гитлером. Тем не менее, Гюртнер не успокаивался и стал собирать сведения о сокрытиях случаев смерти заключённых концлагерей. Одновременно он предложил оказывать им юридическую помощь. Это предложение было встречено Гиммлером в штыки:
Лагерное руководство, представленное порядочными людьми, не считает необходимым введение каких-либо дополнительных мер. Ваше предложение разрешить заключённым пользоваться юридической помощью, то есть адвокатами, я доложил фюреру и канцлеру 01.11.1935. Фюрер запретил привлекать адвокатов и поручил мне сообщить вам о его решении.

Стремясь подчинить себе гестапо, Фрик издал распоряжение, согласно которому «независимость гестапо от управленческих структур на местах имеет временный характер и была введена в связи со сложной политической обстановкой в стране из-за вызывавших опасения действий Рёма». Он также потребовал «тесного сотрудничества» и подотчётности местных органов гестапо перед управлениями. Эггерт Реедер в августе 1934 года сообщил Фрику, что готов принять руководство политической полицией в округе. Рудольф Дильс написал Герингу 4 ноября 1934:
Отделение политической полиции от государственного управления приведёт к осложнениям длительного порядка, которые вам, господин премьер-министр, должны быть известны. Нарушение управленческой целостности вызвано господством партии в государстве… Поэтому необходимо покончить с понятием «политическая целесообразность», поскольку оно является основой для все более растущего недоверия и недопонимания, которые только затрудняют работу государственного аппарата.

После жалобы гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха Фрик 23 сентября 1935 написал Гиммлеру:
Считаю сложившиеся ныне отношения между оберпрезидентом Восточной Пруссии и начальником тамошнего управления государственной тайной полиции недопустимыми, поскольку это влияет отрицательно на авторитет государства.

Гиммлер ответил как обычно:
Фюрер принял решение ничего не менять в управлении государственной полиции Кёнигсберга.

Подобные коллизии побудили Гиммлера и Гейдриха обратиться в министерство внутренних дел с инициативой разработать новое положение о гестапо, которое после многомесячных дискуссий было принято 10 февраля 1936. Оно закрепило существующее состояние. И хотя в параграфе 5 было указано: «Управления государственной полиции подчиняются соответствующим начальникам окружных управлений и должны выполнять их указания, сообщая им о всех проводящихся политико-полицейских мероприятиях», — начальникам управлений удавалось оказывать сопротивление только в неурегулированных вопросах, а в целом гестапо получило все полномочия.

Следующим на повестке дня был вопрос о том, как Гиммлер будет руководить объединённой полицией рейха. Фрик разработал проект, где Гиммлеру отводилась чисто номинальная роль, а реальное руководство осуществлял бы Курт Далюге. В ответ Гейдрих 9 июня 1936 потребовал от Фрика предоставления Гиммлеру министерских полномочий. Возмущённый этим Фрик отправился на приём к Гитлеру, который успокоил Фрика, сказав, что Гиммлер будет не министром, а статс-секретарём, в то же время дав понять, что вопрос о назначении Гиммлера уже решён.

17 июня 1936 года Гитлер подписал декрет, которым Гиммлер назначался верховным руководителем всех служб германской полиции, как военизированных, так и гражданских, которые переходили под его контроль. После назначения Гиммлер провёл реорганизацию, создав два управления: полиции безопасности (нем. Sicherheitspolizei; Sipo) под руководством Гейдриха (государственная тайная и уголовная полиции) и полиции общественного порядка (нем. Ordnungspolizei; Orpo) под руководством Далюге (обычная полиция, жандармерия и общинная полиция).

2 июля 1936 г., в день тысячелетия со дня смерти Генриха I Птицелова, Гиммлер поклялся на его могиле, что закончит дело саксов. Через год он распорядился перенести останки короля в Кведлинбургский собор. Каждый год в день смерти Генриха I в полночь Гиммлер, считавший себя его реинкарнацией, посещал его могилу.

В начале 1938 г. Гиммлер оказался в центре скандала, связанного с безосновательными обвинениями генерала фон Фрича в гомосексуализме. К тому же защитникам фон Фрича на суде удалось доказать, что Гиммлер и Гейдрих знали о том, что показания шантажиста Шмидта, на которых основывалось обвинение, были заведомо ложные.

Гиммлер приказал расстрелять Шмидта, сотрудников, участвовавших в расследовании, уволил или перевёл на низшие должности, а сам позже утверждал, что тоже стал жертвой недобросовестных и некомпетентных чиновников.

После такой неудачи перед Гиммлером встал вопрос о реформировании полиции рейха. Разработка проекта реформы проходила в условиях ожесточённой дискуссии и сопротивления партаппарата. Её результатом стало создание 27 сентября 1939 г. Главного управления имперской безопасности.

«Хрустальная ночь» стала полной неожиданностью для Гиммлера. Единственное, что он смог сделать — отдать распоряжения об охране имущества евреев, защите заведений, принадлежащих неевреям, и предотвращении нападений на иностранцев. Он также стал собирать материалы о преступлениях погромщиков и заручился поддержкой Геринга в борьбе против Геббельса. Однако, Гитлер выступил в его защиту, и затея провалилась.

Конфликты, интриги и восточная политика

Перед нападением на Польшу были созданы пять оперативных групп, основной задачей которых была ликвидация евреев, польской правящей элиты и интеллигенции. Однако эту задачу приходилось держать в тайне от руководства вермахта. Официально айнзатцгруппы должны были поддерживать порядок в тылу наступающих войск.

Реальное предназначение айнзатцгрупп тайной оставалось недолго, и уже к 11 сентября адмирал Канарис собрал материалы для доклада Кейтелю. Тот ответил, что если вермахт не хочет заниматься грязной работой, то пусть смирится с тем, что кто-то делает её за него.

Но вскоре и Кейтелю вместе с Рундштедтом пришлось стать в оппозицию к Гиммлеру, так как последний пытался добиться для частей СС и полиции в Польше статуса оккупационных войск. Вновь назначенный командующим вермахта в Польше генерал-полковник Бласковиц, несмотря на недовольство Гитлера, также стал собирать сведения о бесчинствах СС. Собранная им информация заставила даже таких сторонников Гитлера, как генерал фон Райхенау, встать на сторону обвинителей СС. Офицеры вермахта перестали подавать руку эсэсовцам.

Между тем, это была не единственная проблема Гиммлера. Гитлера не устраивали результаты предварительного следствия, согласно которым взрыв в пивной «Бюргербройкеллер», прогремевший 8 ноября 1939 через несколько минут после его ухода, был организован Георгом Эльзером в одиночку. Он потребовал от Гиммлера во что бы то ни стало найти доказательства связей Эльзера с британскими спецслужбами, а также евреями, масонами и Отто Штрассером. Для этого в Мюнхен вылетела специальная комиссия, председателем которой был Небе, членами: Гейдрих, Мюллер и Лоббс, но и она пришла к тем же выводам, что и были ранее. Тогда Гиммлер решил лично допросить Эльзера. Вот как оберрегирунграт Бёме описывал потом сцену допроса:
Изрыгая ругательства, Гиммлер стал бить связанного Эльзера сапогами, затем приказал обработать его в соседней комнате (тот взвыл, видимо, от ударов плёткой или чего-то подобного). Когда его снова доставили к Гиммлеру, рейхсфюрер опять стал наносить ему удары сапогами и ругаться.

Однако Эльзер стоял на своём, утверждая, что действовал сам. Приглашённый в Мюнхен начальник уголовной полиции Вены, криминальрат Хубер также не нашёл ничего, что бы свидетельствовало о том, что Эльзер действовал в сговоре с кем-то. В конце концов Гиммлер и Гейдрих согласились с версией о террористе-одиночке, что дало повод Гитлеру обвинить рейхсфюрера в некомпетентности.

Проблема Бласковица решилась весной 1940, когда в связи с подготовкой к вторжению во Францию он был переведён на западные рубежи.

В мае 1940 Гиммлер разработал докладную записку «Обращение с другими народами на Востоке», подал её Гитлеру, который распорядился размножить записку всего в нескольких экземплярах. С её содержанием были ознакомлены под расписку несколько гауляйтеров, два министра, генерал-губернатор Польши, верховные руководители СС и полиции на Востоке, причём после ознакомления они были обязаны вернуть предоставленный им экземпляр.

Перед нападением на Норвегию командующий вермахтом генерал-полковник фон Браухич потребовал от Гитлера предоставить полноту оккупационной власти вермахту и не перебрасывать части СС. Гитлер сначала согласился с этим требованием, но вместе с рейхскомиссаром Йозефом Тербовеном в Норвегию прибыл представитель СС и полиции, потребовавший ввода в страну спецподразделений.

И в дальнейшем вермахт с очень большой неохотой передавал полномочия СС и полиции.

После переброски частей вермахта на запад у Гиммлера появилась полная свобода действий. У него возникла идея размещать в Польше фольксдойче, прибывающих в Третий рейх по программе переселения. Но здесь он натолкнулся на сопротивление гауляйтеров Данцига — Западной Пруссии Альберта Форстера и Восточной Пруссии Эриха Коха.

Форстер, угрожая арестом, заставил сотрудников переселенческой службы прекратить резервирование жилья для репатриантов. Ему также удалось перенаправить корабль с переселенцами в Штеттин. Лишь после нескольких телефонных звонков Гиммлера он согласился разместить их, да и то временно.

Кох, в свою очередь пообещал выслать из Восточной Пруссии профессора Конрада Майер-Хетлинга, занимавшегося землемерными работами в местах будущего компактного поселения репатриантов.

Геринг в противовес созданному Гиммлером Центральному земельному управлению образовал Службу по управлению секвестрованным имуществом на Востоке. И хотя Гиммлеру и удалось договориться о таком разделении полномочий, при котором земельные вопросы входили в его сферу компетенции, полного контроля он добиться не смог. Бывший друг Гиммлера, министр сельского хозяйства Рихард Дарре не желая конфликтовать с Герингом, подчинил ему созданную в рамках министерства организацию по освоению конфискованных польских сельских хозяйств.

Другим аспектом переселенческом политики стала массовая депортация поляков и евреев из созданных в захваченных польских землях рейхсгау на территорию генерал-губернаторства. Немцы же переселялись во встречном направлении. Также проводилось онемечивание поляков. Для этого дети из польских семей отбирались у родителей и после расового освидетельствования направлялись в детские дома или отделения «Лебенсборна» на территории рейха с последующей передачей в семьи бездетных эсэсовцев.

Проводя такую политику, Гиммлер нажил врагов среди гауляйтеров, обоснованно опасавшихся, что на подконтрольных им территориях вскоре не останется квалифицированных рабочих.

Но самым принципиальным и непримиримым врагом Гиммлера стал генерал-губернатор Ганс Франк, которому действия СС и полиции в Польше не давали возможности выполнять порученное Гитлером задание по удержанию поляков в повиновении. Несмотря на первоначальный успех, Гиммлеру не удалось сместить Франка с должности. Более того, Одило Глобочник и Фридрих Вильгельм Крюгер, руками которых Гиммлер хотел убрать Франка, были сняты с должностей в Польше.

В январе 1941 Гиммлеру ещё раз пришлось почувствовать на себе гнев Гитлера, который пообещал «выкорчевать чёрную чуму, если она не будет беспрекословно повиноваться». Причиной для этого стало самоуправство СД, которая организовала в Румынии путч «Железной гвардии».

Виктор Лутце, в свою очередь, не мог простить себе предательства Рёма и пытался всеми возможными способами отомстить СС. Так как сил СА для этого было недостаточно, он искал союзников в вермахте и НСДАП. Так, во время дела Бломберга-Фрича он пытался договорится с генералами о совместном выступлении против СС. Позже он нашёл общий язык с Франком.

Розенберг не назначал главами оккупационных администраций эсэсовцев, чтобы не усиливать и без того большое влияние Гиммлера. На должности генеральных комиссаров назначались гауляйтеры, чиновники, представители СА, НСДАП и даже трудового фронта, но только не эсэсовцы. Комиссаром Москвы планировалось назначить обергруппенфюра СА Зигфрида Каше, чудом уцелевшего в «Ночь длинных ножей» и саботировавшего действия СС, где только можно.

Окончательное решение еврейского вопроса
Холокост

Накануне вторжения в СССР были сформированы четыре айнзатцгруппы для планомерного уничтожения евреев, цыган и коммунистов. К концу 1941 ими было уничтожено порядка 300 тыс. человек. Однако участие в массовых расстрелах стало негативно сказываться на психологическом состоянии личного состава айнзатцгрупп. Многие из них при первой же возможности уезжали в рейх, имели место случаи психических расстройств и самоубийств. В мире да и в Германии росло чувство протеста и отвращения к действиям айнзатцгрупп. В таких условиях Гиммлеру приходилось лавировать, чтобы уменьшить масштабы злодеяний.

В ответ на предложении Эриха фон Бах-Зелевского прекратить массовые расстрелы мирных жителей Гиммлер закричал:
Это приказ фюрера! Евреи — носители большевизма… Попробуйте только отдёрнуть свои пальчики от еврейского вопроса, тогда увидите, что будет с вами.

Гиммлер воодушевлял подчинённых и своим личным примером. В Минске он присутствовал на расстреле 200 евреев и был шокирован увиденным. Только помощь Карла Вольфа, с большим трудом удержавшего Гиммлера, позволила ему устоять на ногах.

Вскоре им были придумано оправдание карательным акциям: миф о том, что все евреи — партизаны. Это позволило проводить массовые расстрелы под предлогом борьбы с бандитами.

Находились люди, которые создавали препятствия для уничтожения евреев. Это было связано с тем, что среди них было немало высококвалифицированных рабочих, и их гибель подрывала экономику оккупированных территорий. Однако Гиммлеру удалось быстро справиться с этой проблемой.

Но в то же время Гиммлер был против произвольных издевательств служащих концлагерей над заключёнными, так как расценивал их наравне с коррупцией как наиболее серьёзные нарушения воинской дисциплины. Так на вопрос председателя верховного суда СС о том, как следует квалифицировать расстрел евреев без приказа, Гиммлер ответил:

1. По политическим мотивам и в случае, если это было связано с наведением должного порядка, совершивший такое действие наказанию не подлежит.

2. Если же это происходит из корыстных целей, а также по садистским или сексуальным мотивам, то необходимо проведение судебного расследования.

Гиммлер неоднократно поручал Конраду Моргену возбуждать уголовные дела против персонала концлагерей. В примерно четверти случаев их удавалось довести до суда. Так, были приговорены к смертной казни Карл Кох и Герман Флорштедт. Но в апреле 1944 Гиммлер приказал прекратить расследования. Это было связано с тем, что нависла угроза над Рудольфом Гёссом, которого очень ценил Гиммлер.

Новые возможности и старые враги

24 августа 1943 Гиммлер был назначен министром внутренних дел. Свою деятельность он начал с реорганизации министерства. Чиновники, не позволявшие Гиммлеру чинить произвол, были заменены эсэсовцами. Наиболее важные функции были переданы СД. Гиммлер также подчинил себе полицию общественного порядка, воспользовавшись тем, что Курт Далюге по состоянию здоровья был освобождён от всех занимаемых постов. Также усилилось могущество СС и в экономической сфере.

Однако расширение сферы влияния СС неумолимо подталкивало Гиммлера к столкновению с верхушкой НСДАП.

Мартин Борман, заменивший Гесса на посту заместителя фюрера по партии, взял на себя решения вопросов, связанных с ведением войны. Его влияние росло с каждым новым поражением германского оружия. Помимо этого, Борман начал компанию по отстранению СС от власти, действуя, на первый взгляд, незаметно, но весьма эффективно.

Наиболее острый конфликт вызвала деятельность Отто Олендорфа, начальника III управления РСХА, собиравшего всю информацию о положении дел в стране, в том числе и о негативных явлениях внутри НСДАП. Поэтому руководители НСДАП, СА и трудового фронта на местах начали кампанию по борьбе с доверенными лицами СД в своих рядах, а Борман стал резко возражать против вмешательства в дела партии:
Недавно я уже обращал ваше внимание, что у многих гауляйтеров сложилось впечатление, будто бы СД видит свою главную задачу в наблюдении за политическим руководством и слежкой за работой партии. Мне представляется необходимым, чтобы вы в ближайшее же время направили всем гауляйтерам циркулярное письмо с объяснением истинного положения дел.

Гиммлер заверил Бормана в невмешательстве в партийные дела и обрушил свой гнев на Олендорфа. Постепенно суживая полномочия, он запретил летом 1944 сбор информации.

Ещё одной проблемой стало падение авторитета Гиммлера среди высшего руководства СС. Создавая новые структуры в рамках «чёрного ордена», он рисковал потерять контроль над ними, тем более, что расширение организации приводило к необходимости брать людей со стороны. Руководители СС всех уровней постоянно конфликтовали между собой.

Гиммлер ещё в 1937 году ввёл должность верховного руководителя СС и полиции (нем. Höherer SS- und Polizeiführer). Однако эта затея оказалась безуспешной: если на оккупированных территориях верховным руководителям удалось предоставить какие-то властные полномочия, то в Рейхе с ними никто не считался. Более того, несмотря на грозные приказы Гиммлера, имели место случаи прямого неповиновения.

Для контролирования деятельности подчинённых ещё 1940 Гиммлер пригласил Рихарда Корхера на должность инспектора по статистике. Корхер обнаружил в отчётности начальников главных управлений много приписок, что вызвало их недовольство. Посыпались угрозы, а некоторые (как, например, обергруппенфюрер СС Рихард Хильдебрандт, преемник Дарре на посту начальника Главного расово-поселенческого управления СС) стали применять физическую силу. Поняв, что Гиммлер не сможет его защитить, Корхер уехал в Регенсбург, где создал научно-статистический институт.

В феврале 1944 Гитлер поручил Гиммлеру осуществить расформирование абвера, в результате чего вопросы военной разведки и контрразведки перешли к СС.

В поисках выхода

Начиная с осени 1942 Шелленберг по поручению Гиммлера стал искать пути для заключения сепаратного мира с западными союзниками. Основным условием на этих переговорах стала физическая ликвидация Гитлера, в крайнем случае — отстранение от власти и передача союзникам. Сторонником радикального решения стал Шелленберг, но Гиммлер не решался поднять руку на своего кумира. Тогда Вольф предложил компромиссный вариант: дать возможность Германскому Сопротивлению устранить Гитлера, после чего ликвидировать само Сопротивление.

26 августа 1943 в своём кабинете Гиммлер встретился с Попицом, который предложил Гиммлеру после устранения Гитлера от власти заключить мир с союзниками. Они договорились о новой встрече, а члены Сопротивления вступили в контакт в Даллесом.

Но в начале сентября контакты пришлось свернуть: гестапо удалось расшифровать сообщение о контактах Сопротивления с американской резидентурой в Швейцарии, которое, минуя Гиммлера, было передано непосредственно в рейхскацелярию.

События 20 июля стали для Гиммлера неожиданностью, так как он ничего не знал о группе заговорщиков, в которую входил Штауффенберг, никогда не вызывавший у Гиммлера подозрений. Придя в себя он обрушил на головы заговорщиков всю мощь карательной машины СС.

Но затем Гиммлер сменил гнев на милость. В октябре 1944 он решил использовать Гёрделера для установления контактов с Якобом Валленбергом и Хаимом Вейцманом с целью ведения мирных переговоров. Гёрделер выдвинул неприемлемые для Гиммлера условия, и контакты так и не были установлены[5].

В августе 1944 Гиммлер был назначен командующим Резервной армией и стал проводить тотальную мобилизацию. Вскоре появились «народные» дивизии и корпуса. СД отслеживало настроения в вермахте. Обыденным явлением стали импровизированные виселицы, на которых вздёргивали военнослужащих с табличками «Я дезертир». Подчинённые Гиммлеру войска подавили Варшавское и Словацкое восстания, а также свергли Хорти. Гиммлеру была доверена большая честь — произнести традиционную речь в очередную годовщину Пивного путча, 8 ноября 1944 вместо Гитлера, который не мог прибыть в Мюнхен по состоянию здоровья.

В СМИ западных союзников и нейтральных стран стало общепринятым мнение, что Гиммлер по своему могуществу сравнялся с Гитлером. Однако у Гиммлера был весьма опасный соперник — Борман, в планы которого не входило усиление влияния Гиммлера. Узнав, что Эрих Кох создал в Восточной Пруссии «фольксштурм», Борман предложил распространить его идею по всей Германии. Гитлер с этим согласился, назначив Бормана руководить германским «фольксштурмом». Так были ослаблены позиции Гиммлера как командующего Резервной армией.

Следующей задачей Бормана стало сделать так, чтобы Гиммлер как можно реже появлялся в ставке Гитлера. Зная о давней мечте Гиммлера стать полководцем, Борман предложил ему, как командующему Резервной армией, организовать контрнаступление в районе Эльзаса. И пока Гиммлер в своей ставке в Шварцвальде готовился к решающему бою, ряд высших офицеров СС перешли на сторону Бормана. Среди них были представитель СС в ставке фюрера Фегелейн и начальник РСХА Кальтенбруннер. Также на сторону Бормана перешёл Геббельс. Напрасно оставшиеся верными Гиммлеру фюреры СС сообщали ему об измене. Тем более, что наступление проходило успешно: удалось прорвать «Линию Мажино» и вплотную подойти к Страсбургу, который не был оставлен войсками союзников лишь по настоянию его бургомистра. Но вскоре военное счастье отвернулось от Гиммлера, союзники перешли в наступление, и немецкие войска отошли за Рейн.

Чтобы окончательно дискредитировать Гиммлера, Борман подготовил ещё одну ловушку: Гиммлеру предстояло отразить наступление Советской армии в Померании. На этот раз неудачи преследовали его с самого начала. Поэтому Гиммлер скоропостижно заболел и лёг на лечение в госпиталь Карла Гебхардта. Гудериан, с самого начала возражавший против такого назначения Гиммлера и пытавшийся направить ему в качестве помощника генерала Венка, после этого смог добиться от Гитлера назначения в штаб генералов вермахта, но не смог уговорить снять Гиммлера с должности. Тогда он по просьбе начальника штаба бригаденфюрера СС Ламмердинга посетил Гиммлера в госпитале и пообещал оградить его от гнева Гитлера. Вскоре Гиммлер был смещён с должности, на которую был назначен генерал-полковник Хейнрици.

Осенью 1944 Гиммлер отдал приказ о прекращении программы «окончательного решения еврейского вопроса», надеясь, что это поможет в переговорах с западными союзниками о сепаратном мире.

19 февраля 1945 состоялась первая встреча Гиммлера с графом Фольке Бернадоттом по вопросу переправки заключённых концлагерей из Скандинавии в Норвегию. После этой встречи Шеленберг начал убеждать Гиммлера стать во главе Германии.

Во время следующей встречи 2 апреля он с подачи Шелленберга предложить графу стать посредником в переговорах.

Но Гиммлер всё ещё оставался верен Гитлеру. Когда он узнал, что Карл Вольф ведёт переговоры с Даллесом, Гиммлер вызвал его к себе и устроил допрос. Вольф, поняв, что его «прижали к стенке», предложил Гиммлеру и Кальтенбруннеру поехать с ним к Гитлеру. Гиммлер испугался и ехать не захотел. Гитлер удовлетворился объяснениями Вольфа и отпустил его.

Все больше и больше эсэсовцев стали отходить от Гиммлера.

Третья и последняя встреча 19 апреля с графом Бернадоттом закончилась ничем.

28 апреля Гитлеру, так и не дождавшемуся помощи со стороны Штайнера, принесли сводку радиоперехвата, согласно которой агентство «Рейтер» и Стокгольмское радио сообщали о переговорах Гиммлера с западными союзниками и о его предложении о капитуляции. В тот же день Гитлер продиктовал в своём завещании:
Перед своей смертью исключаю бывшего рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера из партии и снимаю со всех государственных постов… Геринг и Гиммлер вели тайные переговоры с врагом без моего согласия и против моей воли, а также пытались взять в свои руки власть в государстве, чем нанесли стране и всему народу невосполнимый ущерб, не говоря уже о предательстве по отношению к моей личности…

[ Эрих фон Манштейн ] Эрих Манштейн
Манштейн (Manstein) Эрих фон Левински (Lewinski) (24.11.1887, Берлин, — 10.6.1973, Мюнхен), немецко-фашистский генерал-фельдмаршал (1942). Родился в семье генерала. В армии с 1906, окончил Военную академию (1914). Участник 1-й мировой войны 1914—18, после которой служил в рейхсвере. В 1935—38 начальник Оперативного управления и 1-й обер-квартирмейстер Генштаба сухопутных войск. В 1939 — феврале 1940 начальник штаба группы армий "Юг", а затем группы армий "А", во время нападения на Францию (1940) командовал 38-м корпусом.
В 1941 командир 56-го танкового корпуса, участвовал в наступлении на Ленинград. С сентября 1941 по июль 1942 командовал 11-й армией при захвате Крыма и в период боев за Севастополь, а с августа 1942 осуществлял руководство боевыми действиями под Ленинградом. С ноября 1942 до февраля 1943 командующий группой армий "Дон", руководил неудачной операцией по деблокаде окруженной под Сталинградом группировки. В феврале 1943 — марте 1944 командовал группой армий "Юг". Отстранён от должности за неудачи и зачислен в резерв. В 1950 как военный преступник приговорён британским военным трибуналом к 18 годам тюрьмы, в 1953 освобожден. Почётный член ряда реваншистских организаций. Автор мемуаров "Утраченные победы" (1955) и "Из солдатской жизни. 1887—1939" (1958), в которых пытается оправдать немецко-фашистских генералов и войска, обвинив в поражении Германии "дилетанта" Гитлера.

[ Эрвин Роммель ] Эрвин Иоганн Ойген Роммель (Rommel) (1891-1944)
В юности, стремясь противопоставить свое желание воле родителей, он поступает на военную службу, от рутинности которой его тошнит. Мечтая о демобилизации, он попадает под настоящий артобстрел и открывает в себе военный талант. Избегая надежной защиты за стенами укреплений он спасает своих солдат. Ничего не понимая в нацисткой идее, он пропагандирует ее и становится одним из ее символических героев. Участвуя в третьестепенной по значимости операции, отвлекающей силы противника от важных стратегических целей, он становится одним из прославленнейших героев-победителей, покорителем стран Ближнего Востока, легендарным "Лисом Пустыни". Участвуя в антигитлеровском заговоре, не получает необходимой поддержки, а, отойдя от заговора, считается одним из главных заговорщиков и умирает от яда. Какой-то злой рок преследовал Эрвина Роммеля всю жизнь...
Во всех без исключения воспоминаниях об Эрвине Роммеле тех лет говорится об "удовольствии", с которым он участвует в крупных военных операциях и локальных атаках. Он относился к любой военной операции как к интересной задаче, требующей оригинального и изящного решения. Ему нравилось придумывать такие планы, которые позволяли бы малыми силами побеждать формально более сильного противника. Нередко он лично участвовал в атаках из окопов, перестрелках и разведке. Казалось, что он хочет быть сразу на всех участках фронта и заменять собою всю армию. Все решения он принимал быстро, если не сказать стремительно, но всегда скрупулезно обдумывая их и никогда не упуская из виду возможности избежать потерь.

Летом 1919 года Эрвин Роммель становится командиром внутренней роты безопасности, а в январе 1921 года - командиром пехотного полка в Штуттгарте. В Штуттгарте Роммель оставался до октября 1929 года, когда он был назначен инструктором в пехотную школу в Дрездене. В то же время Роммель написал свою книгу "Пехотные Атаки" ("Infanterie greift an"), которая основывалась на его личном опыте, приобретённом в ходе Первой Мировой Войны. Роммель никак не ожидал, что его работа станет бестселлером в нацистской Германии, а в Швейцарской армии сделают из нее вообще пособие по боевой подготовке! Канцлер Адольф Гитлер также прочел его труд, который произвел на него неизгладимое впечатление.

В октябре 1933 года Роммель получил звание майора и был направлен в Гослар, где он командовал горным батальоном. В октябре 1935 года Роммель стал лейтенант-полковником и получил назначение на преподавание в военной академии в Потсдаме. В ноябре 1938 года Роммель становится главой военной академии в венском пригороде Нейштадт, когда до начала Второй Мировой Войны оставалось совсем мало времени. В сентябре 1939 года Роммель был произведён в генерал-майоры и стал командиром личной охраны Адольфа Гитлера на всё время проведения польской кампании. В то же самое время Роммель осознал весь потенциал танковых дивизий и тактики блицкрига. После польской кампании Гитлер позволил Роммелю самому выбрать своё следующее назначение и тот попросил под своё командование танковую дивизию. "Это была довольно нескромная просьба с моей стороны, - вспоминал позднее Роммель. - Ведь я не имел никакого отношения к бронетанковым войскам, и, кроме меня, имелось достаточно генералов, у которых были куда более веские основания требовать для себя командования."

15 февраля 1940 года Роммель стал командиром 7-й танковой дивизии, несмотря на то, что не имел никакого практического опыта в танковой войне. Позднее он вспоминал: "Я терялся в догадках, что следовало считать наихудшим фактором в состоянии моей дивизии: неполноту комплектации, отсутствие современных бронемашин или разболтанность личного состава." Каждый офицер дивизии знал, что вместо положенным по нормативам четырех батальонов у них имеется всего три, да еще оснащенных преимущественно легкими танками чешского производства, которые были в 2 раза легче новейших французских и английских бронемашин. Поэтому ни один из военнослужащих дивизии даже не предполагал, что их части могут быть брошены в атаку на противника. Все они глубоко ошибались. Что сделал Роммель? Роммель ввел строжайшую дисциплину, изнурительные тренировки, постоянные маневры, детальное изучение солдатами всех возможностей имеющейся в наличии техники - все это привело к тому, что уже через два с половиной месяца дивизия была готова к выходу на поля сражений.

В ходе подготовки германского вторжения в малые страны и во Францию (кодовое название Fall Gelb) 7-я танковая дивизия Роммеля стала частью 15-го танкового корпуса, располагавшегося в центре линии вторжения. 15-ым танковым корпусом командовал генерал Гот. 10 мая 1940 года Германия вторглась в Западную Европу. 12 мая 1940 года 7-я танковая дивизия достигла Динанта, а 13 мая, после тяжёлых боёв, форсировала реку Мезу. 15 мая Роммель фактически достиг Филивилля и продолжил своё продвижение на Запад и к 20 мая достиг Арле. План Роммеля предполагал обойти Арра с юга, а затем повернуть на север в направлении на Лилля. 21 мая Роммель достиг района Арра, где его передовые части были атакованы двумя английскими танковыми полками (70 танков). После того, как английские танки нанесли тяжёлые потери германской пехоте и противотанковым артиллерийским расчётам, их продвижение было остановлено с помощью всего нескольких легендарных 88мм. зенитных орудий Flak , расположенных позади германских боевых порядков. Это был первый раз, когда 88мм зенитные орудия применялись против наземных целей, и вскоре они стали известными и страшными "убийцами танков". При подготовке наступления в центральной Франции, которое началось 5 июня 1940 года, 7-я танковая дивизия Роммеля располагалась недалеко от береговой линии, в местечке Аббевилль. 8 июня Роммель достиг окраин Руана, а 10 мая вышел на берег Ла-Манша недалеко от Дьеппа. 17 июня Эрвин Роммель достиг южных окраин Шербура, а 19 июня городской гарнизон сдался ему. 25 июня 1940 года битва за Францию была окончена.

За шесть недель кампании Роммель потерял 2594 человека убитыми, ранеными и захваченными в плен. За тот же самый период его солдаты взяли в плен 100 тыс. солдат, уничтожили 70 самолетов, захватили 500 танков, 14 самолетов, 277 орудий, 64 противотанковых орудия, 5000 грузовиков, 2000 машин, 1500 лошадиных повозок, командующего французским атлантическим флотом, 4 адмиралов, 17 генералов и тонны провианта и боеприпасов. Роммель с удовольствием включал все трофеи в состав своей дивизии. Эта практика ему еще очень пригодится в пустынях Северной Африки.

В ходе боёв за Францию 7-я танковая дивизия Роммеля получила прозвище "Дивизия-Призрак", потому что никто не знал где она находится в данный момент, включая Высшее Германское Командование и штаб самого Роммеля. Успех 7-ой танковой дивизии во Франции, в первую очередь, основывался на скорости и максимальной дистанции, покрываемой ею. Как командир 7-й танковой дивизии, Роммель представлял из себя безусловного военного лидера с уникальными методами командования. Роммель имел обыкновение руководить своими частями с передней линии фронта, так как чувствовал важность присутствия командира вблизи своих солдат. Практически всегда Роммель шёл впереди, вместе со своими разведывательными подразделениями, иногда подолгу не выходя на связь с Верховным Командованием, так как не хотел, чтобы ему мешали. Роммель уяснил для себя, что Верховное Командование реально ничего не понимает в ведении танковой войны, поэтому он попросту обрывал связь, а объяснялся позже. Его штаб критиковал его за такое поведение и иногда сам был неспособен определить где Роммель находится в данный момент. Нередко были случаи, что Роммель получал приказ захватить какой-нибудь французский или бельгийский городок. Он честно выполнял приказ, но при этом его вполне могло "занести" еще на пару сотен километров в сторону от главной цели, и там он одерживал неожиданные победы, иногда более важные, чем указанные в приказе. Этими победами он ставил своего начальника, фон Рундштедта, в дурацкое положение, получалось, что командующий группой войск плохо планирует военные операции, не использует все имеющиеся возможности. В своих письмах к жене Эрвин Роммель писал, что французская кампания была "увеселительной прогулкой по Франции".
Эрвин Роммель на встрече с Адольфом Гитлером.

После захвата Франции Роммель работал над своим военным дневником, который описывал события мая-июня 1940 года. В январе 1941 года Роммель получил звание генерал-лейтенанта, а в начале февраля был вызван в Берлин. В Берлине Роммель получает под своё командование Deutsches Afrika Korps (Германский Африканский Корпус) и приказ отбыть в Триполи 12 февраля. Корпус состоял из двух дивизий и был отправлен в Северную Африку в помощь Германо-Итальянским войскам в борьбе против англичан. С декабря 1940 по январь 1941 года англичане вытеснили итальянские войска из Египта назад в Ливию. 14 февраля первые части 5-ой лёгкой танковой дивизии вместе со своим командиром, Эрвином Роммелем, высадились в Триполи и в начале мая соединились с 15-й танковой дивизией. Сразу по прибытии Роммель нашёл итальянские части полностью деморализованными в результате поражений, нанесённых им англичанами. 27 февраля 1941 года "Африканский Корпус" имел первое боевое столкновение с английскими войсками у Эль Агейла (Ливия), а 31 марта была проведена успешная атака на английские позиции у Мерса Брега. Роммель применил столь хорошо зарекомендовавшую себя во Франции, тактику блицкрига, которая оказалась для англичан совершенно неожиданной. "Африканский Корпус" продолжал теснить отступающие английские части на восток. Роммель без остановки прошёл от Триполитании, через Ливию до Киренаики и захватил Бенгази. 13 апреля Роммель захватил Бардию и Соллум, а к 15 апреля 1941 года вышел к западной границе Египта. Наступление Роммеля вынудило английские войска и их союзников отступить за укреплённую линию обороны вокруг Тобрука. Первый раз Роммель попробовал прорвать оборонительную линию Тобрука 11 апреля. Атака продолжалась до 13 апреля, но захлебнулась. Вторая попытка, предпринятая с 30 апреля по 2 мая 1941 года, также оказалась безуспешной. Примерно в это время Роммеля прозвали "Лисом Пустыни" (причём как союзники, так и противники), так как он в своих действия постоянно импровизировал и придумывал различные уловки, чтобы обмануть противника. В это же время Роммель становится фельдмаршалом. Таким образом, Роммель стал самым молодым германским фельдмаршалом - он получил это звание, когда ему исполнилось 50 лет. С середины апреля по середину июня 1941 года англичане несколько раз предпринимали попытки контрнаступления, но всякий раз были отброшены назад с помощью 88мм зенитных орудий, применявшихся как противотанковые.

В июне 1941 года ни одна из сторон не предпринимала попыток наступления, а только усиливала свои оборонительные позиции. В то же время Эрвин Роммель стал очень популярным в Арабском мире и превозносился им как освободитель от английского владычества. В Германии, министр пропаганды Йозеф Геббельс также использовал популярность Роммеля среди солдат и гражданского населения с целью создания образа непобедимого Volksmarschall - народного маршала. В середине августа 1941 года "Африканский Корпус" (в то время он уже носил новое название - "Танковая группа "Африка") был реорганизован, и Роммель стал фактическим командующим всеми союзными войсками в Северной Африке ("Африканский Корпус" и пять итальянских дивизий). В то же время 5-я лёгкая танковая дивизия была переименована в 20-ю танковую дивизию, а к "Африканскому Корпусу" присоединилась вновь прибывшая 90-я лёгкая дивизия. Роммель настойчиво просил прислать боеприпасы и амуницию, но получил лишь небольшую часть запрашиваемого. В октябре Роммель начал планировать новое наступление, и дальнейшая реорганизация и выравнивание оборонительных позиций продолжалось до ноября 1941 года. 17 ноября 1941 года, с целью взорвать штаб-квартиру Роммеля и убить его самого, англичанами было послано специальное подразделение коммандос. Но миссия не увенчалась успехом, так как Роммеля там не оказалось.

18 ноября 1941 года англичане, получив сильное подкрепление, начали своё наступление под кодовым названием "Crusader". Роммелю же пришлось противостоять им, имея лишь 15% от необходимых ему боеприпасов и горючего. Атака была направлена на прорыв окружения Тобрука. Когда англичане были остановлены (22 и 23 ноября), Роммель контратаковал и вывел свои части в тыл англичанам. В то же время англичане достигли окрестностей Тобрука и, 29 ноября, прорвались в город. К 7 декабря 1941 года "Африканский Корпус" был вынужден отступать через Киренаику и к 6 января 1942 года откатился до Эль Агейла в Ливии. В середине января Роммель перегруппировал свои части и решил провести новое наступление, когда его войска будут должным образом экипированы и обеспечены.

В конце января 1942 года Роммель начал своё новое наступление. В начале февраля обе стороны заняли оборонительные позиции, чтобы привести в порядок свои ряды. Но если отступившие англичане укреплялись, чтобы дождаться пополнения, то Роммелю ждать было нечего. И Роммель 26 мая пошел в атаку, имея всего 333 танка, заправленных горючим меньше чем на половину, на ничего не подозревающих англичан. Впрочем, британцев можно понять. У них было около 900 полностью готовых к бою танков, пятикратное превосходство в самолетах, большое количество бронемашин и орудий. С таким оснащением трудно было ожидать атаки плохо оснащенной дивизии. Но Роммель рассчитывал на внезапность, хотя это могло дать преимущество только в самом начале боя. А сражение длилось почти две с половиной недели. В итоге, 21 июня Роммель ворвался в Тобрук, захватив 32000 англичан, и решил продолжать продвижение на восток вглубь Египта, и к 30 июня достиг английских оборонительных позиций у Марса Матрух. Преследуя отступающие английские части, Роммель достиг оборонительных укреплений у Эль Аламейна, которые находились в 96 км от Александрии и в 240 км от Каира. Но к этому моменту Германо-Итальянские войска были полностью измотаны, имели в своём распоряжении только 50 танков и держались только на трофейных припасах, 85% имевшихся в распоряжении Роммеля транспортных средств были произведены в Детройте. С начала июля и по конец августа англичане сосредоточили свои усилия на уничтожении остатков "Африканского Корпуса", но их попытки имели лишь небольшой успех. Только в период с 5 по 27 июля "Лис Пустыни" отбил 10 крупных атак. Англичане несли тяжелые потери, однако резервы Роммеля были исчерпаны полностью. 26 июля его тяжелая артиллерия выпустила свой последний снаряд, а средняя продолжала стрелять лишь потому, что пользовалась трофейными английскими пушками и боеприпасами. Эрвин Роммель продолжал настаивать на доставке ему боеприпасов, топлива и провизии, но в тот момент все усилия германской военной машины были направлены на Восточный фронт, поэтому Роммелю доставались лишь крохи из запрашиваемого обеспечения. 30 августа Роммель начал очередное наступление, направленное на то, чтобы вытеснить английские войска с оборонительного комплекса под Эль Аламейном. Роммель атаковал тылы англичан через хребет Алам Халфа, но очень быстро оказался без снабжения и численно превосходящие силы Союзников вынудили его отступить на начальные позиции. В этот период сложился такой баланс сил: у англичан было около 700 готовых к бою танков против 259 потрепанных в боях машин Роммеля, Королевский воздушный фронт полностью вытеснил с неба самолеты люфтваффе, отношение же по доставке провианта и боеприпасов стал 38:1 (500000 тонн у союзников против 13000 у стран оси)!

С сентября по октябрь 1942 года был ещё один период, когда обе стороны воздерживались от каких бы то ни было наступательных акций, и занимались только укреплением своих оборонительных позиций. В октябре, заболевший и нуждавшийся в лечении, Эрвин Роммель отбыл в Германию. 23 октября англичане, которыми командовал Монтгомери, начали своё наступление с целью вернуть потерянную территорию и уничтожить Германо-Итальянские силы в Северной Африке. Сразу после начала английского наступления Роммель снова был отозван в Африку и прибыл в свою штаб-квартиру 25 октября. В начале наступления Монтгомери имел при Эль-Аламейне подавляющее превосходство - 4:1 в живой силе и 5:1 по танкам и артиллерии, 3:1 по противотанковым орудиям и 4:1 по самолетам. Но Роммель прекрасно справился с задачей, более чем на неделю связав противника в непрекращающихся боях. Но в итоге в ночь со 2 на 3 ноября Роммель отдал приказ об отступлении. К его великому удивлению, Гитлер прислал депешу, приказывавшую ему "стоять твердо, не сдавать ни пяди земли и задействовать в сражении всех и все, до последнего солдата и последней винтовки". Роммель отказывался верить, так как Гитлер до этого никогда не вмешивался в его тактические операции. Этот приказ стоил ему половины танков, но вечером следующего дня Роммель на свой страх и риск отдал приказ об отступлении.

12 ноября, преследуя разрозненные силы противника, англичане достигли Тобрука и захватили его. Ещё более ухудшило ситуацию, начавшееся 8 ноября 1942 года, англо-американское вторжение в Северо-Западную Африку - операция "Torch". Англичане продолжили своё наступление и, 19 ноября, вновь захватили Бенгази, а затем, 17 декабря, - Эль Агейла. Эрвин Роммель, из-за практически полного отсутствия снабжения, не имел возможности ни устроить достаточно сильные оборонительные позиции, ни контратаковать, и решил отступить на германский плацдарм в Тунисе. Эту тысячемильную операцию отступления Роммель провел с блеском, не потеряв ни единого солдата. 19 февраля 1943 года Роммель начал своё последнее наступление в Северной Африке. 20 февраля он умудрился отбить у американцев Кассерин, но 22 февраля его дальнейшее продвижение было остановлено превосходящими силами союзников.

6 марта 1943 года Роммель отбыл в Германию для доклада Адольфу Гитлеру обо всей безнадёжности германского присутствия в Северной Африке. На самом деле, по прибытии в Германию ему приказали "подлечиться", и все надежды Роммеля вернуться в Африку рухнули. 11 марта 1943 года Роммель лично от Гитлера получил "Рыцарский Крест" с "дубовыми листьями, мечами и бриллиантами". В тот период Роммель уже был морально истощён и тяжело болен. Два месяца спустя, 13 мая 1943 года, все Германо-Итальянские силы в Северной Африке были полностью окружены и сдались англичанам (200.000 человек). Уже когда агония Африканского корпуса близилась к концу, Гитлер призвал Роммеля в ставку. "Мне следовало прислушаться к вашему мнению", - признал он.

Несмотря на провал африканской кампании Роммель стал легендой. его многочисленные подвиги и тактические уловки стали достоянием нации. Его обожали как простые граждане, так и солдаты. Многие из них (солдат) писали домой родным примерно следующие строки: "Я скоро вернусь домой, в отпуск. За меня не беспокойтесь, ведь я, как и все, знаю, что наш фельдмаршал непобедим". Что характерно, это знали не только немецкие солдаты. После многочисленных выдумок и трюков Роммеля англичане, даже имея полное преимущество, не подозревали, чем для них этот успех обернется. Роммель научил их не верить ни своим глазам ни своим генералам. Только этим фактом объясняется полное неумение англичан закреплять свой успех Северной Африке. Полное описание его тактических творений заняло бы не одну сотню страниц, приведем же хотя бы только два из них.

1) Эрвин Роммель приказал привязать ко всем вспомогательным машинам и к некоторым лёгким итальянским танкам связки деревьев и кустарника на длинных тросах. Итальянские танки шли в первой линии, один за другим, за ними - вспомогательные машины. Связки деревьев и кустарника поднимали огромные облака пыли. Для англичан это выглядело как полномасштабная атака крупных сил. Они (англичане) не только отступали, но и снимали дополнительные силы с других участков обороны. В то же время Роммель атаковал с совершенно другого направления силами германских танковых дивизий. Англичане были полностью дезориентированы и разгромлены.

2) Эрвин Роммель установил свои 88мм зенитные орудия за U-образными песчаными валами и вкопал их в землю. Причём вкопаны они были настолько глубоко, что ствол возвышался над уровнем песка всего на 30-60 см. Вкапывались они в связи с тем, что не имели колёс, а профиль был очень высок и заметен для противника. Затем вокруг каждой орудийной позиции был натянут лёгкий тент под цвет песка так, что даже в бинокль невозможно было определить в песке огневые позиции. Когда англичане увидели множество таких песчаных дюн, то это не вызвало у них беспокойства, так как они не знали ни одного германского тяжёлого оружия с таким низким силуэтом. А затем Роммель послал свои лёгкие танки в фиктивную атаку на английские позиции. Английские крейсерские танки, почувствовав лёгкую победу, ринулись навстречу, в то время как германские лёгкие танки развернулись и отступили за линию 88мм орудий. Когда дистанция сократилась до минимума (артиллерийские расчёты обладали поистине железной выдержкой), ловушка захлопнулась, и орудия открыли огонь.

С марта по июль 1943 года Эрвин Роммель наслаждался своим лечением, проводя время со своей женой, и реже - с сыном. 10 июля Роммель был назначен военным атташе в Греции, но очень скоро отозван назад в Германию. В ноябре его назначают военным атташе в Италии, но опять, через короткое время, его сменяет генерал Альберт Кессельринг. В конце ноября 1943 года Роммеля отправляют во Францию. 31 декабря 1943 года он получил под своё командование группу армий "B" и непосредственно подчинялся фельдмаршалу фон Рундштедту. Роммель отвечал за огромную территорию от Голландии до Бордо и организовывал береговую оборону против ожидавшегося вторжения Союзных сил. Он также был назначен генерал-инспектором, и в его сферу деятельности входила и "Атлантическая Стена". В ходе приготовления Западной Европы к обороне, Роммель разработал специальные противодесантные и противопосадочные барьеры, названные "Rommel-Spargel" (Спаржа Роммеля), наряду со многими другими сооружениями, его солдаты к 20 мая менее чем за 5 месяцев поставили 4 193 167 мин, то есть более чем в 2 раза больше, чем было поставлено союзниками за предыдущие 3 года. Кроме того его солдаты возвели 517 000 береговых заграждений, тысячи антипланерных преград, тысячи антитанковых рвов, ложных укреплений дотов и дзотов.

6 июня 1944 года союзники высадились на шести участках побережья в Нормандии. Роммель в это время был в Германии, чтобы просить у Гитлера подкреплений. В отсутствие Роммеля командование оказалось парализованным. Контратаковать а этот день смогла только одна дивизия. Той же ночью Роммель вернулся во Франция и на протяжении последующих трех дней всеми силами попытался восстановить фронт. С опозданием на 3 дня, 9 июня, он пошел в контратаку, в ходе которой ему даже кое-где удалось пробиться к побережью на расстояние 3 миль, но здесь ему преградили путь четыре английских дивизии с их мощной поддержкой с моря и воздуха. На протяжении шести кровавых недель Роммель удерживал союзников среди живых изгородей Нормандии. Немцы устояли только из-за мужества их солдат и мастерства Роммеля. На стороне союзников было численное преимущество 9:1 в пехоте, 50:1 в артиллерии, о самолетах упоминать вообще не приходится, так как люфтваффе в воздухе не было видно. Как и в Северной Африке, Эрвин Роммель добился от своих солдат максимальных усилий, но как и в Северной Африке, одного этого было недостаточно. Во многих отношениях битва за Нормандию стала его лучшим сражением.

К сожалению, судьба выхватила группу армий "Б" из рук Роммеля. 17 июля он был серьезно ранен в голову осколком бомбы. Всем казалось, что он не протянет и ночи, но он все-таки выжил. К этому времени он уже участвовал в антигитлеровском заговоре, который закончился неудачным покушением 20 июля, так как понял, что итог войны давно предрешен. 8 августа Роммеля перевели из французского госпиталя в Херлинген, где он был помещён под домашний арест. Роммелю была предоставлена возможность самоубийства, дабы можно было выдать его смерть за последствие былых ранений. Альтернативой же служило публичное разбирательство как с предателем нации, что влекло за собой большую опасность для его семьи и близких людей. 14 октября 1944 года Роммель был помещён в госпиталь в Ульме , где он умер, собственноручно приняв яд. Официальной причиной его смерти было названо кровоизлияние в мозг. 18 октября Роммель был похоронен со всеми воинскими почестями, а Гитлер лично объявил этот день днём национального траура. Роммелю было всего 52 года...

В целом, Эрвин Иоганн Ойген Роммель был выдающимся и безусловным военным лидером с уникальными методами командования. Роммель оказался одним из немногих командиров, не вовлечённым ни в одно военное преступление. Он был очень уважаем своими противниками на поле боя, и считался последним из рыцарей. В ходе боёв в Северной Африке Роммель часто урезал норму воды для своих солдат, чтобы пленные всегда были обеспечены ей. По мнению многих историков, Роммель был лучшим из фельдмаршалов Гитлера. Он был талантив и обладал исключительным мужеством (перенес 6 ранений), его умение, презрев самую неблагоприяную раскладку сил, бросаться в бой и побеждать стало легендой. Его атаки отличались отвагой, умом и бесстрашием, в сочетании с известной долей безрассудства. Его личные бумаги и заметки были собраны воедино его женой Люси и Фритцем Байерлейн под названием "Бумаги Роммеля" ("Krieg ohne Hass") и впервые опубликованы в 1950 году. Они описывают все битвы Роммеля и его персональный опыт.

Карл Дёниц
Карл Дёниц (нем. Karl Dönitz; 16 сентября 1891, Грюнау — 24 декабря 1980, около Гамбурга) — немецкий государственный и военный деятель, гросс-адмирал (1943). Командующий подводным флотом (1935—1943), главнокомандующий военно-морским флотом Германии (1943—1945), президент Германии (1945).
Первая мировая война

После завершения военно-морского училища служил офицером на крейсере «Бреслау» (в 1915 году подорвался на мине). В 1916 году прошёл переподготовку на подводника.

Служил вахтенным офицером на U-39 под командованием Вальтера Фортсмана (лодка одержала суммарно 156 побед, 413 486 брт). 1 марта 1918 году стал командиром ПЛ — UC-25 (тип UC-II). За время его командования ПЛ добилась 4 побед (16 тыс. брт). Затем был переведен на UB-68 (тип UB-III) на которой совершил один боевой поход. 3 октября ПЛ атаковала охраняемый конвой, добилась попадания в транспорт, но была контратакована ГБ, получив повреждения всплыла, после чего расстреляна из артиллерии экипаж покинул тонущую лодку и попал в плен (7 человек экипажа погибло).
Между войнами

В 1919 году возвращается в ВМС Германии, с 1923 года — советник управления подводного флота в военно-морской инспекции. Служил штурманом крейсера «Нимфа». В 1930 году попадает в Берлин в качестве офицера штаба Североморского района.

Командовал крейсером «Эмден». 6 июня 1935 года назначен командующим 1-й подводной флотилией Германии «Веддиген». С 1939 года — командующий подводным флотом.

Вторая мировая война

В марте 1942 года ему было присвоено звание адмирала. Вместе с постом главнокомандующего военно-морских сил Германии (вместо Эриха Редера) получил и звание гросс-адмирала. За действие ПЛ в марте 1943 года, Гитлер наградил Деница Рыцарским крестом с дубовыми листьями.

В качестве президента

После самоубийства Гитлера, согласно его завещанию, Дёниц, находившийся во Фленсбурге, на Кильском канале, был назначен 30 апреля 1945 года президентом Германии. Так как Йозеф Геббельс, намеченный Гитлером в новые канцлеры, также покончил с собой на другой день после фюрера, то Дёниц поручил в первых числах мая 1945 года возглавить кабинет графу Людвигу Шверину фон Крозигу. Так называемое фленсбургское правительство прежде всего стремилось договориться с союзниками о прекращении огня. 7 мая представители Дёница подписали временное соглашение о капитуляции в Реймсе перед представителями англичан и американцев, за день до того, как 8 мая в Карлсхорсте фельдмаршал Кейтель подписал безоговорочную капитуляцию перед представителями всех четырёх держав, включая СССР и Францию.

23 мая правительство Дёница и графа Шверина было арестовано американцами в полном составе; сам Дёниц был препровождён в Нюрнберг, где предстал перед судом.

Нюрнбергский процесс и послевоенная жизнь Карл Дёниц на заседании Нюрнбергского трибунала (крайний дальний во втором ряду)

Нюрнбергский трибунал за «военные преступления» (в частности, ведение т. н. неограниченной подводной войны) приговорил его к 10 годам лишения свободы. Этот приговор оспаривался некоторыми юристами, поскольку такие же методы подводной войны широко практиковали и победители. Некоторые офицеры-союзники после приговора выражали Дёницу своё сочувствие. (Дёниц был признан виновным по 2-му (преступление против мира) и 3-му (военные преступления) пунктам).

После выхода из тюрьмы Шпандау в Западном Берлине Дёниц написал мемуары «10 лет и 20 дней» (имелись в виду 10 лет командования флотом и 20 дней президентства).

Карл Рудольф Герд фон Рундштедт (нем. Gerd von Rundstedt, 12 декабря 1875 — 24 февраля 1953) — немецкий генерал-фельдмаршал времён Второй мировой войны. Командовал крупными соединениями в европейских кампаниях. В начальной фазе операции «Барбаросса» командовал группой армий

Первая мировая война

Во время Первой мировой войны участвовал в битве на Марне и в наступлении на реке Нарев в России. Продолжал службу на различных штабных должностях. Закончил войну в звании майора, начальником штаба 15-го корпуса во Франции.

Награждён Железными крестами обеих степеней, а также ещё 12 орденами.

Между мировыми войнами

После войны в стотысячной армии Веймарской республики карьерный рост фон Рундштедта шёл довольно быстро — подполковник в 1920, полковник в 1923, генерал-майор в 1927, генерал-лейтенант в 1929, и с октября 1932 он получил звание генерала пехоты. На момент прихода Гитлера к власти занимал пост командующего 1-й группы армий в Берлине.


Первая отставка

Будучи прусским аристократом, Рундштедт считал, что армия должна стоять вне политики. Он сумел не допустить сторонника нацистов Вальтера фон Рейхенау на пост главнокомандующего армии в 1934 и 1938. В 1938 году Рундштедт протестовал против преследования нацистами генерала Фрича. Кроме того, он оскорбил Гитлера, посоветовав ему не связываться с «этой негритянской задницей» Муссолини. В результате этого Рундштедт был отправлен в отставку в звании генерал-полковника, что стало первой из его четырёх отставок.

Вторая мировая война

В сентябре 1939 года началась война, и фон Рундштедт был вновь призван в армию, чтобы возглавить группу армий «Юг» в ходе успешного захвата Польши. Награждён планками к Железным крестам (повторное награждение) и Рыцарским крестом.

Боевые действия во Франции, май-июнь 1940

Во время французской кампании 1940 Рундштедт командовал группой армий «А», сыгравшей ключевую роль в захвате Франции. В соответствии с планом Манштейна, танковая группа Клейста прошла по Арденнским горам и вышла к Ла-Маншу, отрезав крупную группировку англо-французских войск в Бельгии, что и определило блестящий успех всей кампании. Однако приказа об атаке окруженных у Дюнкерка войск Рундштедт не отдал, что позволило англичанам эвакуировать с пляжей более 100 тыс. солдат. Фон Рунштедт и другие впоследствии утверждали, что это решение принадлежало Гитлеру и было основано на стремлении заключить с Великобританией мирный договор.

За успех во Франции фон Рундштедт в числе группы военачальников был произведён в фельдмаршалы (19 июля 1940). Принимал участие в разработке операции «Морской лев» по вторжению на Британские острова. Затем был командующим оккупационных сил во Франции и ответственным за береговую оборону в Нидерландах, Бельгии и Франции.

Вторжение в СССР

Несмотря на то, что Рундштедт с самого начала возражал против нападения на СССР[4], ему было поручено командование группой армий «Юг». Группа насчитывала 43 немецкие дивизии (из них 5 — танковых) и 14 — румынских. Большую часть сил группы составляла немоторизованная пехота, поэтому её продвижение было не столь быстрым, как у двух других групп вермахта. Тем не менее, армиям Рундштедта сопутствовал успех: уже на румынской границе было захвачено 150 тыс. пленных, около 2 тыс. танков и 2 тыс. орудий.

В начале августа 1941 года в боях под Уманью им удалось окружить крупные силы Южного и Юго-Западного фронтов РККА. Было взято более 100 тыс. пленных, около 300 танков и 800 орудий. В сентябре войска Рундштедта, при поддержке 2-й танковой армии Гудериана, переброшенной с московского направления, окружили под Киевом основные силы Юго-Западного фронта. В плен попало более 660 тыс. солдат и офицеров РККА, захвачено 884 танка и более 3 тыс. орудий. После этого Рундштедт повернул 1-ю танковую армию Клейста на юго-восток, в тыл частям Южного фронта, сдерживавшим продвижение 11-й армии Манштейна в районе Мелитополя. 5 октября части Клейста вышли к Азовскому морю у Бердянска, взяв таким образом в окружение 18-ю армию Южного фронта. В результате сражения у c. Черниговка, окончившегося 10 октября, части Красной Армии понесли тяжёлые потери. В плен попало около 100 тыс. человек. Командующий 18-й армией генерал-лейтенант А. К. Смирнов погиб. После этого 11-я армия смогла беспрепятственно войти в Крым и продвинулась до Севастополя, однако взять город с ходу не удалось.

К началу ноября 1941 армии группы «Юг» заняли всю территорию Украины, Донбасса и большую часть территории Крыма. Рундштедт полагал, что следует остановиться до наступления холодов. Однако Гитлер настоял на продолжении наступления.

В ноябре фон Рундштедт перенёс сердечный приступ, но отказался от госпитализации, продолжил наступление и дошёл до Ростова-на-Дону 21 ноября. Контрнаступление советских войск под Ростовым вынудило немцев отступить. Гитлер пришёл в ярость и заменил Рундштедта генералом Вальтером фон Рейхенау, который, впрочем, подтвердил приказ об оставлении Ростова.

Западный фронт

Подсудимый в Нюрнберге

В марте 1942 года Гитлер вернул фон Рундштедта на службу и вновь назначил его командующим оккупационными войсками на Западе. Там он (с опозданием) убедился, что на всём Атлантическом побережье не существовало фортификационных сооружений, достойных упоминания. Только после того, как Эрвин Роммель поступил в подчинение фон Рундштедта, начались серьёзные фортификационные работы. В ходе обсуждения незадолго до высадки фон Рундштедт настаивал, что танковые подразделения должны находиться в тылу операции так, чтобы они могли быть быстро направлены в любой сектор, где могли появиться союзники. Гейр фон Швеппенбург, командующий танковыми частями, поддерживал его. Но Роммель настаивал на том, что танки должны размещаться вдоль береговой линии, сразу за зоной доступа артиллерии флота союзников, поскольку авиация союзников не позволит им двигаться. Находясь под влиянием своего успеха в боевых действиях в Африке, Роммель полагал, что авиация союзников не позволит двигаться днём и серьёзно осложнит перемещение ночью. Также он уверял, что высадка далеко на Западе (в частности, в Нормандии) не рассматривается союзниками, и туда можно направить небольшое количество танков. Хотя Рундштедт считал высадку в Нормандии маловероятной, он чувствовал, что это безумный риск. Но Роммель мог действовать по-своему, так как авторитет Рундштедта сильно упал из-за его безынициативности с момента назначения. Танковые дивизии были рассредоточены и только две были направлены на северное побережье Франции к западу от Сены, и только одна из них — в Нормандию, что привело к катастрофическим последствиям, когда началась высадка союзников. После Нормандской операции в июне 1944 года Рундштедт торопил Гитлера начать мирные переговоры с союзниками. В ответ Гитлер заменил его 1 июля 1944 фельдмаршалом Гюнтером фон Клюге, одновременно наградив Рундштедта Дубовыми Листьями к Рыцарскому кресту.

После заговора 20 июля, который возмутил фон Рундштедта, он согласился вместе с Гудерианом и Вильгельмом Кейтелем участвовать в Армейском суде чести, в ходе которого были отправлены в отставку сотни нелояльных Гитлеру офицеров, часто по ничтожному подозрению. Это означало, что в отношении них больше не действуют законы военного времени, и их дела были переданы в Народную судебную палату. Многие были казнены.

В середине августа 1944 года фон Клюге покончил с собой, а фельдмаршал Модель был освобождён от должности через 18 дней после назначения командующим Западным фронтом, и Рундштедт 5 сентября 1944 был снова назначен командующим на Западе.

Там он бысто соединил войска и одержал победу над союзниками в Голландской операции. В феврале 1945 награждён Мечами к Рыцарскому кресту с Дубовыми Листьями.

Хотя он был командующим в ходе наступления на Антверпен (которое провалилось из-за перевеса союзников в Арденнской операции), он с самого начала был против этого наступления и по существу умыл руки. Он был снова смещён с командования в марте 1945 года, когда сказал Вильгельму Кейтелю, что Гитлеру лучше заключить мир с союзниками, чем продолжать безнадёжную войну.

После войны

Рундштедт был захвачен в плен 36-й американской пехотной дивизией 1 мая 1945 года. В ходе заключения советские следователи спросили его, какую битву в войне он считает решающей. От него ждали, что он скажет «Сталинград», но он сказал «Битва за Британию». Раздражённые следователи закрыли блокноты и ушли. В ходе допросов он перенёс ещё один сердечный приступ и был увезён в Британию, где его содержали в лагере военнопленных в Бридженте. Англичане считали его военным преступником. Обвинения против него включали организацию массовых убийств на оккупированных советских территориях. 10 октября 1941 года командир 6-й армии Вальтер фон Райхенау издал свой печально знаменитый «приказ Рейхенау». Когда Рундштедт получил копию приказа, он её размножил и разослал командирам других армий как образец приказа, который они должны были отдать своим подчинённым. Также было зафиксировано его активное содействие Айнзатцгруппам. Когда его спрашивали по существу дела и представили изобличающие свидетельские показания от командира Айнзатцгруппы, Рундштедт только сказал, что для эсэсовца — дерзость «говорить в таком тоне о фельдмаршале», хотя он не мог оспорить эти показания. В конечном счёте он так и не предстал перед судом, как утверждают, из-за слабого здоровья, хотя американские следователи считали, что решение англичан основано на политических мотивах. Его освободили в июле 1948 года, и до своей смерти он жил в Ганновере.

Вильгельм Кейтель (Wilhelm Keitel)

Вильгельм родился в Хельмшероде в семье землевладельца Карла Кейтеля. После окончания школы в Гёттингене он поступил на военную службу в марте 1901, став фанен-юнкером (кандидатом в офицеры) в 46-м артиллерийском полку. Произведён в лейтенанты в августе 1902. В 1909 году Кейтель женился на Лизе Фонтен.
Первая мировая война

Во время Первой мировой войны обер-лейтенант Кейтель служил на Западном фронте в 46-м артиллерийском полку на должности полкового адьютанта и уже в сентябре 1914 года был тяжело ранен во Фландрии (осколком перебило правое предплечье).

В октябре 1914 произведен в капитаны, назначен командиром батареи в 46-м артполку.

В марте 1915 Кейтель переведён в штаб 10-го резервного корпуса, затем, в 1916, в штаб 19-й резервной дивизии (нач. опер. отдела), с января 1918 — начальник оперативного отдела штаба корпуса морской пехоты.

Ещё в 1914 был награждён Железными крестами обеих степеней, затем получил ещё десять немецких орденов и один австрийский орден.
Во время Второй мировой

В 1939 за Польскую кампанию Кейтель награждён планками к Железным крестам (повторное награждение) и Рыцарским крестом. В июле 1940, после Французской кампании, получил звание генерал-фельдмаршала.

Кейтель советовал Гитлеру не нападать на Францию и противился плану «Барбаросса». Оба раза он подавал в отставку, но Гитлер её не принимал. В 1942 г. Кейтель в последний раз посмел возражать фюреру, выступив в защиту разбитого на Восточном фронте фельдмаршала Листа.

Кейтель подписал Приказ «О применении военной подсудности в районе Барбаросса» (13 мая 1941), Приказ о комиссарах (6 июня 1941), согласно которому все захваченные политруки и евреи подлежали немедленному расстрелу на месте.

Также впоследствии Кейтелю ставили в вину то, что он дал Гиммлеру возможность проводить этнические чистки на оккупированной советской территории, и приказ, согласно которому попавшие в плен лётчики из полка «Нормандия-Неман» не считались военнопленными и казнились на месте.

В 1944 году Кейтель командовал подавлением заговора 20 июля и участвовал в заседаниях Суда Чести, отдавшего многих участников заговора, в том числе фельдмаршала фон Витцлебена «Народной судебной палате».
После войны

8 мая 1945 года Кейтель подписал повторный акт о капитуляции Германии. Через четыре дня он был арестован и вскоре предстал перед Международным Военным трибуналом, где ему были предъявлены обвинения в заговоре против мира, подготовке и ведении войны, военных преступлениях и преступлениях против человечности. Трибунал отверг оправдания Кейтеля о том, что он всего лишь выполнял приказы Гитлера, и признал его виновным по всем пунктам обвинения.
Подчёркивая преступность действий Кейтеля во время войны, союзники отказали ему в расстреле и постановили казнить его через повешение.

Приговор был приведён в исполнение 16 октября 1946 года. Последними словами Кейтеля были: «Я прошу всемогущего Господа быть милосердным к народу Германии. Более двух миллионов немецких солдат погибли за отчизну до меня. Я иду за моими сыновьями — во имя Германии».

Эвальд фон Клейст
Ewald Kleist

Выходец из аристократического прусского рода. Получил военное образование. Службу начал лейтенантом кавалерии во время Первой мировой войны. Принимал участие в сражении под Танненбергом. После войны продолжал служить в кавалерии. С 1932 по 1935 командовал кавалерийской дивизией Вермахта. В феврале 1938 был отправлен в отставку из-за разногласий с нацистским руководством. Был вновь призван на службу в августе 1939.
Во время вторжения в Польшу командовал XXII танковым корпусом.

Во время французской кампании командовал «танковой группой Клейста», в состав которой входили пять танковых дивизий из десяти, имевшихся у Германии. Таким образом, Клейст стал командиром первой в истории танковой армии.

В соответствии с планом Манштейна, группа Клейста прорвала фронт на р. Маас и прижала к морю англо-французские войска у г. Дюнкерка. Лишь приказ Гитлера о приостановке наступления предотвратил полный разгром и позволил англичанам эвакуировать свои части через пролив Ла-Манш. Всего было эвакуировано около 200 тыс. английских и 100 тыс. французских солдат и офицеров.

В апреле 1941 группа Клейста была брошена на Югославию и Грецию. В начальный период вторжения в СССР 1-я танковая группа была включена в группу армий «Юг».

В первые недели вторжения в СССР танковая группа Клейста наступала севернее Львова в направлении на Ровно. 10 июля пал Житомир, находящийся в 150 км от Киева. Повернув на юг, Клейст соединился с частями 17-й армии, окружив в районе Умани крупную группировку войск Южного и Юго-Западного фронтов Красной Армии

В середине августа 1941 группа Клейста заняла переправу через Днепр в районе Днепропетровска, создав угрозу Донбассу. В это же время части 17-й армии перешли Днепр у Кременчуга. 10 сентября командование Кремечугским плацдармом принял Клейст. На следующее утро танковые части вермахта, начав наступление с плацдарма, прорвали оборону советской 38-й армии и повели наступление на север в направление г. Ромны. Этот внезапный прорыв застал советское командование врасплох. За первые 12 часов танки Клейста прошли 70 км, и вблизи г. Ромны, в 200 км восточнее Киева, соединились с частями 2-й танковой группы под командованием Гудериана. Таким образом Клейст и Гудериан совершили самое крупное окружение за всю войну: в котле под Киевом оказалось 5 советских армий. 26 сентября сражение завершилось. В плен попало более 600 тыс. солдат и офицеров Красной Армии.
осле взятия Киева группа Клейста (с этого момента она стала называться 1-й танковой армией) двинулась к Ростову — главной цели ее кампании в 1941. Вынудив советские части на Днепре отступить к Запорожью, армия Клейста продвинулась на восток, а затем на юг, зайдя в тыл советским войскам, которые задерживали 11-ю армию Манштейна у Мелитополя. 5 октября части Клейста вышли к Азовскому морю у Бердянска, взяв, таким образом в окружение у c. Черниговка 18-ю армию Южного фронта. В результате сражения, окончившегося 10 октября, части Красной Армии понесли тяжелые потери. В плен попало около 100 тыс. человек. Командующий 18-й аримией генерал-лейтенант А. К. Смирнов погиб.

Армия Клейста продолжила движение на восток вдоль побережья Азовского моря: 17 октября был взят Таганрог, а 28 октября немцы вышли к р. Миус, последней водной преграде перед Ростовом. Наступившая осенняя распутица и истощение запасов горючего заставила Клейста задержать продвижение.

Август-декабрь 1941Командующий группы «Юг» Герд фон Рундштедт полагал, что в предверии русской зимы продолжать наступление не следует , однако Гитлер настаивал, и 17 ноября танки Клейста двинулись на Ростов. После недели боев оборона была сломлена, и ночью 20 ноября 1-я дивизия СС вошла в город.

Ростов был не просто крупным городом с полумиллионным населением, он открывал путь на Кубань, к нефтяным полям Кавказа и далее в Закавказье и Иран. Поэтому можно было ожидать попыток Красной Армии вернуть город. Левый фланг армии Клейста был опасно обнажен, однако помощи от командования не последовало.. Кроме того, из-за ранних морозов на Дону раньше обычного встал лед и 25 ноября советские войска под командованием Тимошенко нанесли удар с юга, наступая по льду замерзшей реки. После упорного и кровопролитного боя 28 ноября немецкие войска оставили город.

Рундштедт запросил разрешения Гитлера отвести войска на зиму на естественный рубеж обороны на р. Миус, но разрешения не получил. Тем не менее, Рундштедт отдал приказ к отходу. В тот же день Гитлер отстранил его от командования группой «Юг» и назначил новым командующим Вальтера фон Райхенау. Однако, прибыв на место, Рейхенау подтвердил приказ к отступлению. Ростов остался советским до июля 1942.

В мае 1942 1-я танковая армия принимала участие в отражении советского наступления под Харьковом (операция «Фредерикус»).

После падения Харькова 1-я танковая армия была включена в состав вновь сформированной группы армий «А» (командующий — фельдмаршал Лист). Армия Клейста прикрывала с севера фланг 17-й армии во время наступления последней на Ростов. Город был взят 24 июля. Группа «А» переправилась через Дон и повела наступление на Кавказ.

Стремясь ускорить продвижение в Закавказье, 9 сентября Гитлер отстранил Листа и взял командование группой «А» на себя. Однако, не добившись успеха, 21 ноября передал командование Клейсту. При этом командование 1-й танковой перешло к генералу Макензену. Таким образом, под командованием Клейста находились 1-я танковая армия и 17-я армия.

В конце ноября 1942 советские войска завершили окружение 6-й армии под Сталинградом, что поставило группу Клейста в тяжелое положение. Основные силы группы «А», были расположены в предгорьях Северного Кавказа. Таким образом, части Красной Армии, находившиеся в районе Сталинграда оказались намного ближе к Ростову-на-Дону, через который проходила единственная связь группы с остальными частями Восточного фронта. С Кавказа нужно было быстро уходить, но Гитлер не давал приказа на отступление до 27 декабря.

Чтобы представить себе сложность задачи, нужно вспомнить, что в момент начала отступления передовые части 1-й танковой армии находились на Тереке, в 600 км от Ростова. 20 января 1943 части Красной Армии приблизились к Ростову с юга на расстояние менее 50 км (см. положение фронта — карта зима 1942-43), но были остановлены резервом 4-й танковой армии Манштейна. Упорные бои на подступах к Ростову продолжались в течение трех недель. Частям Манштейна все же удалось сдержать натиск Красной Армии, в результате чего 1-я танковая переправилась через Дон и избежала окружения.

17-я армия оставила опорные пункты на Кавказе и под постоянным давлением сил Красной Армии (74-я, 56-я, 18-я ,37-я, 9-я, 58-я и 44-я советские армии) заняла рубеж обороны на Таманском полуострове («Кубанская линия»). Оборона Кубанской линии продолжалась до конца августа 1943, когда общее наступление Красной Армии на Украине создало угрозу Крымским перешейкам. Далее медлить с отступлением было нельзя, и 3 сентября 1943 Гитлер дал приказ на выход войск с Кубани. Эвакуация продолжалась до 9 октября. Несмотря на все усилия Красной Армии помешать этому, через Керченский пролив в Крым было переправлено 260 тыс. солдат, 70 тыс. лошадей, вся техника, артиллерия и запасы продовольствия. Оставить пришлось лишь фураж для лошадей[4]. Выведенные с Тамани войска были направлены на оборону Перекопских перешейков.

1 февраля 1943 Клейст был произведен в чин фельдмаршала .

После покушения на Гитлера 20.07. 1944 был арестован гестапо. Клейст обвинялся в том, что знал о существовании заговора и не сообщил об этом. Однако затем он был освобожден. 25.04. 1945 арестован американскими войсками и вывезен в Лондон, в качестве свидетеля привлечен к работе Международного военного трибунала в Нюрнберге. В сентябре 1946 передан Югославии и в августе 1948 приговорен югославским народным судом к 15 годам каторжных работ. В марте 1949 передан СССР. Содержался во внутренней тюрьме МГБ, Бутырской и Лефортовской тюрьмах, а затем во Владимирской тюрьме. 21.02.1952 Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к 25 годам заключения в лагерях. По официальной версии умер в лагере от недостаточности митрального клапана.

Альберт Кесельринг
Начал военную службу в июле 1904, в качестве фанен-юнкера (кандидат в офицеры) во 2-м Баварском полку тяжёлой артиллерии. В марте 1906 произведён в лейтенанты. С октября 1913 — обер-лейтенант.
Кессельринг (Kesselring) Альберт (20.11. 1885, Маркштедт, -16.7.1960, Бад-Наухейм), генерал-фельдмаршал немецко-фашистской армии (1940). С приходом к власти в Германии нацистов принял их идеи и стал пользоваться особым доверием фашистсокого руководства. С 1933 служил в ВВС. С 1936 нач-к штаба ВВС и одновременно команд. 3-м военно-воздушным округом. В февр. 1938 назначен команд. 1-м возд. флотом, участвовавшим в агрессии против Польши. С 1940 команд. 2-м возд. флотом, действовавшим против Голландии, Франции и Англии. По приказу К. разрушению с воздуха были подвергнуты Варшава, Роттердам и др. В конце мая 1941 2-й возд. флот, которым командовал Кесельринг, был переброшен на восток для участия в осуществлении плана «Барбаросса». Действуя в полосе группы армий «Центр», 2-й возд. флот подвергал ожесточённым бомбардировкам Минск, Оршу, Смоленск, участвовал в налётах на Москву. В дек. 1941 К. был назначен главнокомандующим нем.-фаш. войсками Юго-Запада (Средиземноморье - Италия). В период оккупации Италии К. жестоко расправлялся с итал. населением, отдавал приказы о расстреле заложников. С марта по май 1945 главнокомандующий нем.-фашистскими войсками Запада (Западная Германия). В мае 1947 английский военный трибунал осудил Келельринга за военные преступления и приговорил его к смертной казни, которая в октябре была заменена пожизненным заключением. В окт. 1952 освобождён. Поселившись в ФРГ, К. активно участвовал в деятельности реваншистских организаций. Опубликовал мемуары, в которых излагал реваншистские идеи и пытался оправдать действия вермахта и немецко - фашистских генералов, сиять с них ответственность за поражение в войне.
Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 4.

За Польскую кампанию Кессельринг награждён планками к Железным крестам (повторное награждение) и Рыцарским крестом.

После Французской кампании Кессельринг произведён в генерал-фельдмаршалы авиации, минуя звание генерал-полковника.

Кессельринг командовал 2-м воздушным флотом во время «Битвы за Британию», а с июня 1941 принял участие в войне против СССР, 2-й воздушный флот обеспечивал наступление группы армий «Центр».

С декабря 1941 — главнокомандующий немецкими войсками Юго-Запада (Средиземноморье — Италия), так же был назначен фюрером и дуче(Бенито Муссолини) как главнокомандующий всей итальянской армией,то есть ВВС, ВМС и сухопутными. Но из-за разногласий с итальянскими генералами отказался от части должностей стал только командиром итальянских ВВС в африканской кампании и при обороне Италии. Также за время его сотрудничества в Италии ни одно крупное военное решение не было принято без его личного согласия.

В феврале 1942 награждён Дубовыми Листьями к Рыцарскому кресту, в июле 1942 — Мечами к Рыцарскому кресту с Дубовыми Листьями, в июле 1944 — Бриллиантами к Рыцарскому кресту с Дубовыми Листьями и Мечами.


Нравится пост? Жми:

ИСТОЧНИК: ПРАВИЛА
+103
Охуенно
-77
Фпезду




Опубликовал: gun72 +3005 1738966.48

# 14 makakaru 16:45 - 11 мая 2012
+2

Геринг был асом 1 мировой, служил в авиационномполку барона РИХТГОФФЕНА(фамилие такое) (Красного барона) а не Рихт Гофана! Потом этим полком командовал.
Дальше читать не стал, двоечники!

# 13 Allur 16:43 - 10 мая 2012
+0

А Бормана,Мюллера,Гебельса,адмирала Канариса забыл?

# 12 borian 7:38 - 10 мая 2012
-2

Историю надо знать!
Автору +

# 11 waterpolist 7:33 - 10 мая 2012
+0

полюбому отсосали!!!!

# 8 khrjun 23:06 - 9 мая 2012
+0

а что за палки у них в руках?

# 10 legolas058 23:30 - 9 мая 2012
+0

маршальский жезл

# 7 Vowwa1 21:20 - 9 мая 2012
+0

1 на Фантамаса похож (наверное ретушь)

# 1 Hellfire 20:08 - 9 мая 2012
+7

Почему сразу ахтунги, это тоже выдающиеся полководцы и генералы, просто по ту сторону линии фронта.

# 5 heksa 20:23 - 9 мая 2012
+4

А Гимлер то в чем выдающийся генерал и полководец?
с Ромелем и Кейтелем понятно - солдаты, а гестаповец чем себя показал выдающимся?

# 6 Hellfire 20:29 - 9 мая 2012
+0

Я в основном про Роммеля и Гудериана, остальные караваном пошли.

# 3 colonel 20:13 - 9 мая 2012
-3

Сука, тебя бы по ту сторону.... Поговорили бы...

# 9 Hellfire 23:09 - 9 мая 2012
+0

Тебя бы первого пидара пристрелил.

# 2 gun72 20:13 - 9 мая 2012
+19

Ахтунги - тому што немцы). за таланты полководцев не спорю - особенно Роммель

# 4 vovacovaleov 20:23 - 9 мая 2012
+19

надо было в категорию красотки


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
НАВЕРХ Рекламодателям | Обратная связь | Мыло | Карта сайта | RSS 2.0 | Сделать стартовой | Добавить в избранное
© 2005—2015 PIPEC.ru.
Пипец - сайт мурзилка. Детям присутствовать на сайте категорически запрещается. На сайте периодически выкладываются новости с эротическим содержанием, хотя есть и очень интересные новости, фотографии, видео